Просмотров: 840

Мне должно быть стыдно, за то, что не помогаю многодетной сестре?

С детства меня все время сравнивали с моей двоюродной сестрой. И, естественно, ставили ее мне в пример. Достали так, что я Наташу видеть не могла и слышать не желала.

-Наташенька, умница у нас, — нахваливала бабушка, — каждый год грамоты похвальные приносит, — круглая отличница, усидчивая, не то, что ты! Четверку свою по алгебре, так и не можешь исправить.

-Наташа по дому все делать умеет, — говорила мама, — на днях твоя тетя Женя меня пирогом угощала, Наташа сама его приготовила, а ты без напоминаний и посуду за собой не вымоешь.

-Наташа документы подала на экономический, — говорил папа, — ценная профессия, а ты кем будешь? Журналистом в районке?

Время шло, мы с Наташей заканчивали институты. Меня пригласили в крупное СМИ, а Наташа со своим экономическим образованием устроилась менеджером в какой-то офис.

-Вот у человека работа, — завидовала мама, — бумажки перекладывает, а ты мотаешься с одного края страны на другой!

Мне должно быть стыдно, за то, что не помогаю многодетной сестре?

А потом я купила себе квартиру в ипотеку и съехала от родителей. В 23 года, только, чтобы не слышать больше про Наташу. Вскоре, несмотря на выплаты ипотеки, я и машину себе приобрела, подержанную, правда.

Потом я ездила уже по зарубежным командировкам, заодно подрабатывала в разных издательствах, а, бывая у родителей, выслушивала новости о Наташиной жизни.

Ей мама с папой при непосредственном участии бабушки, купили однокомнатную квартиру. В 25 лет она вышла замуж, примерно в то же время ее фирма обанкротилась, а Наташа не стала искать другое место: ей приспело время рожать.

-Правильно она все в жизни делает, — твердили родственники, — в 26 лет пора становиться матерью, женщина должна быть замужем. А ты со своей свободой и независимостью, в старости останешься одна.

А потом Наташа сразу же родила второго ребенка и бабушка тихо переписала на нее свою двушку, уйдя жить в Наташину однокомнатную. А, когда Наташа ждала третьего, ее муж свалил от моей домовитой и правильной двоюродной сестрицы.

Ей было 32, как и мне, у нее вот-вот родится третий, а на жизнь — жалкие алименты. А я выплатила свою ипотеку и дважды поменяла собственную машину на более новую и дорогую модель.

Источник